«Развитие» индивидуальной жизни

“Зарождение дифференциальной психологии было обусловлено накопленным на протяжении веков человеческим опытом. Со временем стало заметно, что для людей характерны индивидуальные различия в поведении. Естественно, это заставило систематизировать наблюдаемые отличия, дать им определенное научное объяснение. И не случайно уже в Древней Греции философы обсуждали эту проблему. Платон в книге «Государство» писал, что два человека не могут быть совершенно одинаковыми: каждый отличается от другого своими способностями, поэтому одному следует заниматься своим делом, а другому – своим. Еще более известно учение Гиппократа о четырех типах «красиса», ученый заметил и описал типические различия в поведении человека. Древнегреческий философ Аристотель, живший чуть позже Гиппократа, в своих работах значительное место уделил анализу групповых различий, в том числе видовых, расовых, половых и социальных, проявляющихся в психике и морали.”[4]

Из этого можно увидеть, что развитие всего, (что бы мы не подразумевали под «развитием»), происходит за счет развития психики, по крайней мере так утверждают ученые на протяжении веков.

«Чужая душа – потёмки» - гласит русская пословица, подчеркивая трудности проникновения в сложный неповторимый, особенный внутренний мир любого из живущих. А есть ли возможность заглянуть в «душу» человека, покинувшего землю, скажем, 10 – 15 тысяч лет назад? Во многом решить эту задачу позволяют материалы исследования, которые занимаются изучением, реконструкцией наиболее древних пластов человеческой материальной и духовной культуры. Анализируя приводимые в этих исследованиях факты, философы, психологи, врачи, каждый со стороны своего предмета, стремятся познать и объяснить становление и развитие регуляционных механизмов человеческого сознания, психики, вскрыть основные факторы и причины, вызвавшие их качественное изменение, смену функций.

Целый ряд данных обратил на себя особо пристальное внимание исследователей этой проблемы. И среди них такое, странное на первый взгляд явление, которое советский невропатолог С.Н. Давыденко назвал «парадоксом нервно – психической эволюции». Существо, лежащее в основе парадокса противоречия, долгое время не поддававшееся объяснению, заключалось в следующем. Совершенствуясь в процессе эволюции, центральная нервная система усложнялась и делалась все более гибкой и приспособляемой. Исходя из теории естественного отбора, можно было ожидать, что человек в результате эволюции должен был получить наиболее совершенный тип нервной системы, обладающий силой, уравновешенностью и подвижностью нервных процессов. Почему же это произошло с органом, регулятивные функции которого шлифовались в процессе длительной эволюции? Исследователями был высказан целый ряд ответов на этот непростой вопрос. Одни, как, например, английский психолог и антрополог Ф. Гальтон, считали, что психика человека «возвышалась с такой быстротой, за которой не могла поспеть натура его природы». Другие, например советский антрополог Я.Я. Рогинский, полагали, что кора головного мозга человека – образование молодое, поэтому и неустойчива в работе, излишне быстро истощаема, ранима. Отсюда высокая невротизируемость психики. Однако обе точки зрения всего лишь констатация, но не объяснение причин озадачивающих несовершенств созданного в процессе трудной эволюции важнейшего человеческого органа. [5]

В основном упор был на естественный отбор, за счет которого выживали только те, у кого была сильная нервная система. Остальные владели какими – либо другими особенностями, но он отказывал им в праве на существование. Значит, и препятствовал их развитию. С расширением собственно человеческой, индивидуальной деятельности возрастала потребность во все более гибких и тонких психологических инструментах, большее значение приобретал баланс подвижности и устойчивости нервных процессов. Сначала всё шло через процесс научения, но постепенно на смену им приходил изобретательно – продуктивный тип действий.

Происходил переход от «звериной» чувствительности к человеческой эмоциональности, от непосредственной включенности в среду обитания ко всё более осознанному выделению из неё, переход от преимущественно инстинктивного поведения к поведению, основанному на знаково – символических средствах, в основном закрепленных речью, то есть средствах опосредования. Способность к быстрым перенастройкам была очень нужна первобытному человеку. Именно подвижность нервных процессов, и дала резкий скачок при образовании современного человека с его развитой речью, требующей уже совершенно исключительной быстроты смены возбудительных процессов на тормозные и обратно.


Мышление как форма познават. деятельности. Развитие мыш-я в онтогенезе
Мышление - это ВПФ, процесс познават. д-ти индивида, характеризующийся обобщенным и опосредованным отражением действительности. Рубинштейн: «Мышление отражает бытие в его связях и отношениях, в его многообразных опосредованиях». Особенности протекания (характеристики) мышления: a. Обобщенное отражение действительности – мышление есть ...

Типологии, основанные на клиническом материале (К. Юнг И О. Гросс)
Значительно большей известностью пользовалась и пользуется до сих пор типология Карла Густава Юнга (1920). Она представляет со­бой попытку разделить людей на типы, исходя из собственно психоло­гических различий между ними. Юнг выделил два общих типа - экстравертированный и интровер-тированный. В основе различий между этими двумя типами ...

Общая характеристика мышления. Основные мыслительные операции
Мышление – наиболее сложный обобщенный психический процесс, отражениея внутренних логических взаимодействий предметов и явлений. Специфическим содержанием мышления является понятие. Понятие - это опосредованное и обобщенное знание о предмете, основанное на раскрытии его более или менее существенных объективных связей и отношений. Поняти ...